Благовещение: история и поэзия

Благовещение: история и поэзия

Воскресенье, 07 Апрель 2013 00:54 Автор  Елизавета Киктенко День Благовещения — начало...

Тот, с кем не надо прощаться

Тот, с кем не надо прощаться

Среда, 19 Декабрь 2012 14:54 Автор  Владимир Гурболиков 19 декабря мы празднуем память...

Error in function redimToSize: The image could not be resized because the size given is larger than the original image.

Error in function saveImage: There is no processed image to save.

Протоиерей Виктор Иванов: «А мне такая Родина нужна!»
Просмотров: 313

Протоиерей Виктор Иванов: «А мне такая Родина нужна!»
КАКИЕ ТОЛЬКО НАПРАСЛИНЫ НА ЦЕРКОВЬ НЫНЧЕ НЕ ВОЗВОДЯТ: и то в ней не так, и это! Что закостенела она, дескать, в своих догмах и закрылась от общества, а то, напротив, — чрезмерно активна и даже в политику вмешивается.
Протоиерей Виктор Иванов, настоятель Свято-Пантелеимоновского храма г. Уфы, о котором мы однажды уже писали в нашей газете (см. №.5, 2009, http://www.vzov.ru/2009/05/19.html), в политику не лезет и исключительно «своими» делами занимается. А какие это у него «свои» дела — узнаете из интервью.

Из досье

ПРОТОИЕРЕЙ ВИКТОР ИВАНОВ — настоятель Свято-Пантелеимоновского храма г. Уфы, благочинный 7-го Благовещенского благочиния, основатель и руководитель православного военно-патриотического клуба (ныне — объединения) «Александр Невский» (http://www.pvpo.ru, vk.com/pvpoan), руководитель отдела военно-патриотического воспитания и спорта Уфимской епархии. Бывший десантник. Увлечения: спорт, живопись, музыка, поэзия. Автор четырёх альбомов песен. Окончил с отличием художественную школу, организатор нескольких выставок, член Творческого Союза художников. Женат. Имеет двух сыновей и дочь.

Строим храмы, кресты водружаем!

— Отец Виктор, вы настоятель уфимского храма. При этом я знаю, что вы строите новую церковь. Что это за храм такой?

— В прошлом году меня поставили благочинным 7-го Благовещенского благочиния, я стал объезжать храмы, заехал в село Волково, а там — находящийся в запустении храм святого Александра Невского, построенный в 19-м веке. А у нас объединение носит имя Александра Невского! И что интересно, его построил, как сейчас говорят, мэр города Уфы.

— Это губернатор, получается, строил?

— Да, на свои деньги! Храм деревянный, большой, но сгнивший уже. Восстановить его было нельзя, поэтому мы решили его снести и построить новый.

— А общинка-то там есть?

— Маленькая. Мы со священником, окормляющим приход, отцом Александром Зариповым, решили, что большой храм там не нужен, построим небольшой храм.

— Зарипов? Он татарин?

— Да. У нас много священников-татар. Ему выделили комнатушку в магазинчике, в помещении, и он совершает службу.

— Сколько вы уже собрали средств?

— Где-то 730 тысяч. Это только нашим, Свято-Пантелеимоновским, приходом. Мы первый раз поехали в Волково с младшим сыном в конце сентября 2012 г., начали разборку, но работы оказалось много. Я обратился к приходу за помощью. И люди откликнулись, понесли деньги.

— А потом и помогать поехали?

— Да. Своим транспортом, это километров 60 от Уфы. Я говорю: «Перчатки есть, лопаты, ломы? Берите! Поесть не забудьте!» И вот мы туда толпой поехали. Когда человек 15 было, когда — 30. Недавно закончили уборку фундамента. И, кроме того, мы ещё в районе села Булгаково храм Сретенский окормляем. Плюс ещё установку крестов совершаем — на местах, где когда-то были храмы. У нас есть прихожанин Вячеслав Сергевич Шарецкий, он делает кресты.

— Кресты?

— Да. Он делает их из лиственницы — двухсоткилограммовый крест. Привозит на машине. Первый раз крест устанавливали в Покровке Благовещенского района — там где-то человек 75 было, наших и местных, мы буквально за 2 часа (а там деревья уже выросли) всё вырубили, водрузили крест, молебен отслужили. Сейчас вот надо в Воскресенку, там тоже был хороший храм, его тоже уничтожили, но основание осталось, и там тоже деревьев море.

— Вы именно на месте храмов ставите эти кресты?

— Да. Надо приезжать с бензопилами, потому что там деревья уже хорошие, да ещё американские клёны. Американское всё такое: семечка упадёт и так разрастается — ужас! И у нас ещё по району где-то порядка 8-9 крестов надо поставить. Так что работы много!

НА ФОНЕ храма
НА ФОНЕ храма

Клуб стал объединением

— Скажите, а что с вашим клубом патриотическим «Александр Невский», о котором мы писали в газете, как он развивается?

— Он разросся сейчас в объединение, на базе нашего клуба создан в 2010 году отдел военно-патриотического воспитания и спорта Уфимской епархии.

— Интересно! Не слышал, чтобы такие отделы создавались.

— Ну, вот у нас такая работа ведется: мы последние три года по 100 мероприятий ежегодно проводим: это и показательные выступления, и концерты, и соревнования.

— И там же дети приобщаются к вере?

— Да, да, да! Сейчас вот, получается, в нашем православном военно-патриотическом объединении «Александр Невский» есть клуб «Даниил Московский» для малышей 6-12 лет, есть клуб «Русь», потом есть клуб «Пересвет». Ещё есть клуб имени Георгия Победоносца, но это под Казанью, в Рыбной Слободе, его организовал тоже наш выпускник, сейчас священник. Есть занятия для женщин, при храме — каланетика, или, по-нашему, гимнастика, они там растягиваются, женщины возраста 20-40 лет, у меня матушка ими занимается. Есть летний православный семейный лагерь «Сретение» и летний профильный лагерь — «Штурм» (военно-полевой выход), там ребята проходят обучение по тактике, а потом сдают экзамен на голубой берет.

— Они получают настоящие береты?

— Да, но там серьёзные экзамены. Там ночные подъёмы, они должны сдать высотную подготовку, в альпинистской системе подняться вверх по верёвке, потом спуститься, затем разборка-сборка автомата, пистолета, и многое другое.

— А где вы оружие берёте?

— У нас имеется автомат Калашникова. Я когда-то его себе покупал. Пистолеты, винтовки пневматические.

— Боевой автомат сейчас можно купить?

— Нет, нет, нет! Из него стрелять нельзя, потому что там ствол заварен, а так — все элементы, для разборки один в один! Можно сказать, что это боевой автомат, но из него стрелять невозможно в принципе.

— Гранаты, наверное, тоже муляжи?

— Гранаты учебные есть, Ф-1, РГД-5, противопехотная мина, противотанковая мина есть. Все учебные, конечно. Даже парашют есть.

— И сколько детей проходит такую подготовку?

— У нас обычно в сентябре порядка 70-ти человек приходит заниматься, потом, конечно, часть рассеивается, в течение года кто-то уйдёт, кто-то придёт, человек 50 в среднем остаётся.

— Это же ответственность какая — прыгать с парашютом!

— До прыжков с парашютом допускаем ребят только с разрешения родителей. А что касается финансирования, у нас в Уфе есть центр патриотического воспитания молодёжи, он на клубы по несколько прыжков бесплатно выделяет. Кстати, в августе наши курсанты совершили 10 бесплатных прыжков (ну, а потом можно ещё за деньги прыгать). В этом году меня дочка порадовала (ей 15 лет), она сдала экзамен на право ношения голубого берета и с парашютом прыгнула. Сыновья тоже хотели прыгать, но они ещё по возрасту не набрали.

— А меняются ли дети, участвуя в ваших занятиях?

— Вы знаете, никогда бы не подумал, что у меня выпускники будут учиться в семинарии. 5 выпускников — из тех, кто в клубе занимался — ушли в семинарию, трое из них уже священники, один — дьякон, ещё один учится в семинарии, но он после армии, в ВДВ отслужил. Я даже кого-то отговаривал, говорил: «Ребята, да не ходите вы в семинарию, вы поймите, священник — это тяжёлый крест, вам это надо?» — «Нет, мы пойдём». И, к удивлению даже нашего Владыки Никона, оба поступили в семинарию.

А дел у нас много!

— А со школами вы сотрудничаете?

— Да, куда нас приглашают — туда едем! Мы даже были в других городах — в Москве, в Питере, в Калуге, в Ярославле, в Саратове. Ездили где на соревнования, где на выступления показательные. Я исполнял свои песни, ребята показывали приёмы рукопашного боя. В Калуге зал был хороший, мы даже высотную подготовку сделали: шло выступление, и там на сцене ребята с потолка на верёвках спускались, открывали огонь, стреляли (пистолеты были с пистонами). Ребята стреляют, петарды кинули — взорвали, спустились, и такая картинка, будто бой идёт. В одной школе в Нижегородской области директор сказал: «Вы одним выступлением принесли больше пользы, чем мы, проводя беседы в течение года».

— У людей меняется представление о Церкви, когда они с вами общаются?

— Да, в Саратове на одном из выступлений был представитель Приволжского федерального округа, из окружения президента. И когда он увидел выступление, то спросил: а что, Церковь этим занимается? Да, говорю, вообще-то занимается, и ещё как занимается! И вот сейчас у нас в объединении столько направлений новых появилось: кроме военно-патриотического и спортивного, есть и социальное служение, то есть окормление приютов, детских домов, есть и работа с малообеспеченными семьями, с трудными семьями, с многодетными семьями.

— Это всё при приходе или в епархии?

— Это всё в нашем объединении «Александр Невский». А объединение при приходе существует. Сейчас у нас развивается работа с военнослужащими. Работаем с ветеранскими организациями, совместно ищем спонсоров. Например, в прошлом году на Новый год подарки дарили детям погибших военнослужащих.

— А творческое направление развивается?

— Есть у нас и творческое направление — музыкальное, художественное. В музыкальном есть два вокально-инструментальных ансамбля. Есть вокальная группа, они уже лауреатами и дипломантами различных конкурсов становились, выступают периодически. Художественной мастерской у нас руководит преподаватель Вера Георгиевна Деркач. Она сама скульптор по образованию, хороший педагог. У неё ребятишки занимали по России призовые места в художественных конкурсах. Они даже мультики различные снимают. Есть ещё православный семейный лагерь «Сретение». Туда наши прихожане семьями едут отдыхать на две недели на Павловское водохранилище. Кто не может семьёй — детишек отдают, и они там живут по распорядку. В лагере обязательно присутствует священник-духовник. Есть у нас свой сайт, в Контакте несколько страничек.

Мы принимаем всех!

— А вот власти вас как-то поддерживают? Они в курсе того, что вы делаете?

— В курсе. Спасибо говорят.

— Ну, понятно. Я даже не хотел вопрос этот задавать. В принципе, понятно, что у нас никакой военно-патриотической работы в школах и вообще в государстве нет.

— На самом деле, энтузиасты есть. А вот планомерной работы нет. У меня, знаете, мечта такая — спортзал сделать, и чтобы он был наш личный. Потому что мы ходим сейчас в подростковый клуб заниматься, а там спортзал маленький. Хотели ещё спортивный городок построить, полосу препятствий сделать. Да ещё много чего интересного.

— А вы всех принимаете — вне зависимости от национальности, вероисповедания?

— А у нас нет разделения. У нас есть мусульмане, православные, те, кто не определился.

— Даже мусульмане?

— Да! Вы поймите, экстремистом ребёнка делают взрослые. А у нас они ещё молодые, неиспорченные (почти). Хотя приходят на занятия и откровенные хулиганы и матерщинники. Но остаются ребята хорошие и надёжные, независимо от вероисповедания. Вот хулиганы у нас почему-то не остаются. Ну, если и остаются, они такие добрые хулиганы, то есть они могут побаловаться, но в рамках приличия, матерщиники и курящие не остаются.

— А родители не обижаются? Претензий не предъявляют?

— А родители сами детей приводят. Они спрашивают: «Вы некрещёных берёте?» Я говорю: «Берём!» — «А у нас — мусульманин!» Я говорю: «Берём!» Мусульманство в Башкирии — это не то мусульманство, что на Востоке. Хотя у нас тут тоже есть некоторые больные люди.

— Но ведь экстремистов нет?

— Открытых не встречал. У нас добрые мусульмане, скажем так. Мы даже совместные мероприятия с управлением мусульман проводим: против наркотиков, против экстремизма. Меня тоже на них приглашают. Традиционный ислам пытается бороться за молодёжь. Но, что самое страшное, экстремизмом заражаются именно молодые люди. Потому что молодых, неопытных, неокрепших людей легко сбить с правильного пути, особенно когда они хотят свершения подвигов. Вот им и подсовывают ложные понятия и о вере, и о подвиге. Кстати, и скинхедов тоже можно понять — у них есть рвение защитить своё Отечество от поругания и несправедливости. Вот, допустим, приезжие ведут себя нагло и зажимают русских. Они, естественно, хотят стать на их защиту.

— У них просто нет идеологии, стержня.

— Да. Им сбивают этот стержень — и всё! Я считаю, здоровый патриотизм может в этом сильно помочь. Например, патриотические клубы. Правда, здесь тоже не всё гладко. Не хватает духовной составляющей. Да, мы грамотно можем поставить технику рукопашного боя или научить точно стрелять, но где воспитание? Не хватает! Сколько раз видел, как на соревнованиях девчонки-спортсменки курят, матерятся! Не хватает у нас личного примера. Но мир не изменить, вот и приходится своих курсантов держать в «ежовых рукавицах». Работы, конечно, ещё много.

Без веры — никуда!

— А вот что бы вы посоветовали подросткам, у которых много энергии, активности, и которым хочется её куда-то приложить? И они не знают, куда пойти, что делать и сбиваются в какие-то стаи, в группы какие-то непонятные. Что делать человеку там, где нет таких клубов? И что их родителям делать?

— Знаете, я вот с мужчинами разговаривал, которые ноют, что, мол, жизнь плохая, все спиваются. Я говорю: «Вот вы — мужчина! А что вам мешает выйти во двор на турник и заняться там подтягиванием, отжиманием? Вокруг вас соберётся молодёжь, и вы для неё будете авторитетом, вы сумеете их привести к спорту». Я просто проводил несколько экспериментов, когда в Саратов к своим друзьям приезжал. Первый раз я вышел на турник, подтягивался, отжимался, через 5 минут вокруг толпа собралась. Говорю: «А вот так можешь? Ух ты! А вот так можешь? А вот так?» На другой день я взял краски — акварель, бумагу. Сижу, рисую, эффект тот же самый: 5 минут — толпа детей, подходят взрослые, смотрят: «А где к вам можно записаться?»

— А если бы вы ещё в рясе вышли и стали рисовать, это было бы вообще здорово!

— Может быть. Понимаете, у людей жажда чего-то хорошего, доброго есть! Как пел Высоцкий, вожаков нет.

— А что бы вы посоветовали детям в плане спорта?

— Дома турник поставить. У меня дома стоит шведская стенка, для детей я домашний спорт-уголок соорудил, когда детишки ещё только родились. А сейчас — хочешь за компьютер сесть? Вот турник, брусья. Это как бы пароль. (Улыбается.) Стараюсь, чтобы они в день 20 раз подтянулись, 50 раз отжались. Это для мальчиков. Варюшка у меня барышня, поэтому я её на турник не затаскиваю. Сам я тоже и подтягиваюсь, и отжимаюсь, и немного других упражнений делаю. Без спорта трудно. Поскольку ребятам преподаю боевое самбо, приходится и самому форму спортивную поддерживать. Вообще, можно подтягиваться и отжиматься, можно заняться бегом, в день трёшечку пробегать, ну, или хотя бы километр…

— И прибегать в церковь!

— Да. Без Бога не до порога! Многие у нас не знают, что русский православный воин прежде всего был не кулаками силён, а духом! Вот как Суворов — в одной из битв его уже буквально окружали, а он в храме стоит и молится! К нему приходят: «Александр Васильевич, нас окружают!» — «Ну что же, сейчас литургию оставим, что ли?» Надо молиться!» Дальше молится. К нему опять приходят: «Нас окружили, что делать?» — «Ну вот, сейчас литургию отслужим!» Отслужили литургию. Помолились, началась битва — и не просто вышли из окружения, а они ещё и разбили противника после этого! То есть православные воины были сильны молитвой, сильны верой. Без веры — ну накачаешь ты мышцы, увеличишь объём торса, а в душе если стержня не будет — это всё глупости!

Не нужно армии бояться!

Протоиерей Виктор Иванов: «А мне такая Родина нужна!»
ПРОТОИЕРЕЙ ВИКТОР ИВАНОВ с воспитанниками и семьёй: матушкой Натальей, дочерью Варварой и сыновьями Сергеем и Владимиром

— А вот скажите, сейчас многие родители удерживают детей от армии, что бы вы на это сказали? Боятся, что там дедовщина, что ребёнок пострадает.

— Понимаете, запугали дедовщиной средства массовой информации. Во-первых, это не везде, а во-вторых, откуда она берётся? На работу приходит молодой сотрудник, и он больше всех пашет. Дедовщина? Дедовщина! В учебные заведения поступают студенты. На картошку кто ездит больше всех? Первый курс. Дедовщина? Опять дедовщина! Новобранцы всегда больше всех пашут, у нас дедовщина везде! Но, поверьте, если человек нормальный, у него дедовщины не будет. Хотя нормальных у нас сейчас мало. Замкнутый круг получается! Однако «волков бояться — в лес не ходить». Здесь нужно просто морально, духовно воспитывать детей, подростков, и начинать нужно именно с младенчества. Мультики, фильмы, телепередачи патриотические.

— Важно, чтобы призывник был настроен…

— Да. Вообще, всё зависит от человека: если человек нормальный, сильный духом, то никакая дедовщина ему не страшна. Хотя многое зависит от климата в части, от офицеров. А они тоже разные — есть боевые, есть «паркетные». Посоветовал бы современным офицерам обратить внимание на образ офицеров дореволюционной России. Там есть чему поучиться.

— Это уже состояние общества.

— Да. У нас пытаются проблему воспитания решить путём переименования. Милицию в полицию переименовали, и что? Зарплату повысили. И что? Ну, если, к примеру, шизофренику повысить зарплату, он же шизофреником и останется. Надо духовный мир менять, а духовный мир не дают менять: почему вы, православные, опять куда-то лезете! Интересно получается — что-то делаем — куда лезете! Ничего не делаем — что Церковь бездействует? Но если мы не будем солью, как Христос говорил, то все сгниём. Поэтому мы пытаемся куда-то лезть и что-то делать, если другим наплевать. Так же и с дедовщиной — Церковь пытается идти навстречу, но нужен ещё ответный шаг со стороны общества. Дедовщину здесь, на гражданке, все разводят: в школе, в учебных заведениях, на работе. Да мамка ещё там: ой, сыночек, ой не ходи, ой не ходи! И, главное, что интересно, есть комитеты солдатских матерей, но нет ни одного комитета солдатских отцов.

— А почему?

— Потому что мужики знают, что служить надо. Вы спросите мужчину: «Что ты делал три последних года?» Ну, он скажет несколько фраз. «А что ты в армии делал?» Вот тут он может часами сидеть и рассказывать, что он делал в армии. Хотя, в принципе, служил-то он там всего два года, и то это было давно. У меня сколько ребят приходило с армии, все говорят: ну, санаторий. Когда ребята-армейцы встречаются, они только про армию и говорят! А все почему-то боятся туда идти! Просто, понимаете, выдуманный страх.

— Стереотип такой?

— Да. Но есть такой психологический момент: если хочешь страх победить, нужно идти вперёд и уничтожить его. И с дедовщиной так же: боишься — сходи, посмотри, может, её там нет? А если и есть, сделай так, чтобы дальше тебя она не пошла. Но это могут сделать только сильные люди. А сильными в одно мгновение не становятся. Так что работать нужно!

Не нужен нам берег турецкий!

— Отец Виктор, вам не кажется, что многие сейчас в унынии пребывают, в каких-то печалях, даже в растерянности? Многие видят вокруг себя несправедливость, у них возникает много претензий к обществу и к Церкви. Что бы вы сказали таким людям?

— Не знаю. Мне всё нравится. Вы знаете, когда-то я к духовнику приехал, говорю: «Батюшка, тут чего-то не так, вот тут чего-то не так, страдания, скорби». А он мне говорит: «Правильным путём идём, товарищи! А ты что хотел: сделать добро — и чтобы тебе всё хорошо было? Нормально, как раз так и должно получаться: сделал добро — жди пакости какой-то, если пакость есть — значит, всё нормально идет, всё хорошо».

— Вот так прямо и сказал?

— Да. Это ж закон духовной войны. Поэтому знаете, что я думаю? Вот люди стонут: плохо, плохо, а чего плохо? Машины покупаем, еда есть, одеваемся хорошо, учиться можно, правда, образование уничтожили уже, но это другая тема. Вот после войны разруха была — и ничего, как-то же жили, радовались! А сейчас люди имеют всё, а радоваться перестали. Так что же, нужно у них всё это отнять, чтобы они радоваться начали? Не знаю, я всему радуюсь!

— Так и в Писании говорится: всему радуйтесь, за всё благодарите!

— Да! Императрица Александра, супруга Николая II, говорила: «У нас вера-то какая — люди радоваться должны: Христос нас всех спас!» Бывают, конечно, минуты усталости, думаешь: как-то тут поджало, там поджало, а потом придёт мысль: да всё нормально! Поболеешь немного. Зато опыт новый появляется! Не знаю! Мне жить радостно и интересно!

— Когда есть дело — всегда интересно и радостно!

— Вот ещё хочется, чтобы Господь дал времени пожить, потому что ещё столько планов! Там, там, там! Тут храм достроить, тут молодёжь набрать, тут по школам поездить, а в школы ещё не очень сильно пускают, тут договариваться надо. Дал бы Господь на это всё силы и времени! Я как-то в прошлый раз говорил: надо быть честными, искренними перед Богом. Какими бы мы ни были грешниками, нужно просто осознать что ты — грешник, и начать исправление! Ну да, Господи, я неправ был, Ты меня прости! Не выпендриваться перед Богом — «я считаю», «я хочу»! А просто осознать необходимость послушания, принять от Бога то, что Он даёт! И остаться перед Ним честным! Господи, здесь у меня получится — я сделаю! Здесь не получается — я не могу, но надеюсь, что Ты мне поможешь! Поэтому, я думаю, учиться послушанию и быть честными перед Богом — вот это главное.

— Ещё хотел спросить: многие сегодня не ощущают свою страну Родиной, потеряли корни и как перекати-поле катятся по жизни. Вот как можно полюбить Родину?

— Как можно мать с отцом полюбить? Вот ребёнку трёхлетнему говорят: «Смотри — мать у тебя пьяница, отец вон тоже валяется!» Его действия какие? Он подойдёт к матери и обнимет: «Это моя мама!» Понимаете? Его будут отрывать от неё, скажут: «Мы тебе денег дадим, мы тебя будем кормить». А он будет плакать, будет кричать: «Это моя мама! Да, она — пьяница, но это моя мама!» И вот даже если над ней, допустим, надругались, он всё равно скажет: «Это моя мама!» Вот с нашей Родиной происходит то же самое, понимаете? Над ней надругались, её сейчас оболгали, грязью облили, её пытаются растоптать, и одни люди говорят: «Фу! Нам такая Родина не нужна!» А мне, например, нужна! Я не знаю, может быть, я ненормальный человек, может, слишком пафосно прозвучит, но я — патриот своей Родины! Мне, какая бы она не была — нужна!

— Вы же гордитесь своей Родиной?

— Горжусь!

— В ней много хорошего, того, чего нет за границей, где, например, торжество так называемой ювенальной юстиции, где легализуют однополые браки, где в почёте стукачество и так далее.

— Понимаете, вот едут куда-то люди образование получать, или отдыхать! Да приезжайте вы в наш Благовещенский район, здесь такие красоты! Мне и берег турецкий не нужен! (Улыбается.) Я рад этому, я этим горжусь! И знаете, я горжусь тем, что я имею какую-то причастность к этой истории, что я тоже какой-то вклад в эту историю сейчас вношу! Что я достоин памяти своего отца, памяти своего деда, я эту память не посрамил! Я пытаюсь как-то, наоборот, показать, что вот мы — русские, мы — православные, что православие — оно освящает всё! Мы рисовать можем, мы писать можем, мы танцевать можем, мы воевать можем. Мы всё можем! Для меня земля, на которой я живу — это Родина! Где родился — там и пригодился! И лучше этой земли нет! Это моя мама! Какая бы она не была — она моя Родина! А искать там какой-то демо-кратии, каких-то прав, основ? Ну, всегда нас поджимали. Посмотреть Киевскую Русь: князья — поджимали, взять Иоанна Грозного — опричники! Взять всю историю России — всегда была несправедливость! Более того, некоторые из-за границы приезжают и говорят: «Зачем я туда уехал? Здесь так было хорошо, а там — такой дурдом!» От добра добра не ищут! Я не собираюсь менять настоящую мать на какую-то чужую, вымышленную богатую тётку! Наверное, в современном понимании я ненормальный в этом отношении!

— А по-моему, вы самый нормальный человек!

— Вот мне сколько раз говорили: «Ты чего — патриот?» Да, говорю, патриот! Меня одна женщина в Москве, когда мы ездили на соревнования, просила о патриотизме рассказать, потому что у нас в Москве, говорила она, слово «патриот» стало ругательным словом. Я говорю: «А для меня не ругательное». Для меня патриотизм — это любовь к Родине, к Отечеству, к своей истории, к вере! Я хочу отстаивать её интересы, показать всё то, в чём наша сила. Возьмите кавказцев: они горой друг за друга стоят, а русские — разобщённые. Вот что мне нравится у мусульман: у них семейные ценности очень сильные, у них традиции, слово отца с матерью для них — закон! Вот я пытаюсь до наших донести, что в православии было то же самое, и даже больше, мы просто растоптали это, забыли. Сейчас нам надо это всё поднять, восстановить. Я даже на причастии стараюсь ввести порядок: сначала, говорю, младенцы идут, потом мужчины, женщины, а потом — дети старше 7 лет, чтобы каждый знал своё место, тогда у нас будет уважение к старшим и друг к другу. И, знаете, это работает! Нам необходимо вспомнить о своих традициях, укрепить их и научить этому остальных.

— Спасибо, отец Виктор! И дай вам Бог мужества, сил, терпения и успехов во всех ваших благих делах и начинаниях!

Беседу вёл Арсений НОВИКОВ
Фотографии автора

 

Новости

prorektor-kievskoj-dukhovnoj-akademii-ob-yasnil-chem-papa-otlichaetsya-ot-patriarkhaПятница, 22 Март 2013 15:13 В течение нескольких недель внимание ведущих мировых средств массовой информации было приковано к Ватикану. Сначала неожиданный...
v-nizhnem-novgorode-proshel-pravoslavnyj-prazdnik-pervoj-ispovediПонедельник, 11 Март 2013 17:10 Накануне в Никольском соборе Нижнего Новгорода, по благословению митрополита Нижегородского и Арзамасского Георгия, впервые прошел праздник...
v-upts-obespokoeny-zakonoproektom-zashchishchayushchim-prava-seksualnykh-menshinstvПятница, 15 Март 2013 16:30 На заседании Священного Синода Украинской Православной Церкви под председательством Блаженнейшего Митрополита Киевского и всея Украины Владимира...